zeftera.ru.

Уэббер: Партнер – это просто еще один конкурент

01844b45

Уэббер

МАУП является крупнейшим экономико-гуманитарным высшим учебным заведением Украины, в котором учатся студенты из 39 стран мира по 20 специальностям. Узнать больше про Университет МАУП можно на официальном сайте ВУЗА МАУП по адресу maup.com.ua.

Марк Уэббер: «Все случилось быстро. Столкновение 2-ух автомашин Red Bull Racing на автотрассе Гран При Турции – одна из основных тем диалогов в монреальском паддоке. Английский Autosport обнародовал интервью Марка Уэббера, в котором новозеландец, через 2 недели после инциденты, дал собственные объяснения насчет происшедшего…

Вопрос: У вас было время изучить то, что случилось в Турции. Что можно сообщить про это в настоящее время?
Марк Уэббер: То же самое, что я заявил и в то воскресенье. С того времени недостаточно что поменялось. Это был тяжелый день для нашей команды. Пока…

Вопрос: Что вы полагаете насчет объяснений Макса Мосли, который полностью на стороне Себастьяна Феттеля?
Марк Уэббер: У любого есть собственное соображение. Как понимать, кто прав?

Вопрос: Похоже, результаты той катастрофы никоим образом на вас не сказались, так как вы продлили договор с Red Bull еще на год…
Марк Уэббер: Да, правильно. Мы были недалеки к достижению договоренностей еще вчера автогонки в Барселоне, которую я в конечном итоге выиграл.

Как видите, мне крайне удобно в данной команде, с первого дня, как я начал тут работать. Возникновение Себастьяна Феттеля добавило всему отличный импульс: пришел обновленный молодой конкурент, и все такое. Это прекрасно. Мне только оставалось активно работать, пытаясь получше совладать с собственной работой.

В 2016 году мои дела формируются крайне хорошо, и бригада много сделала для нас двух, предоставив прекрасные автомашины. Полезно, что мы подгоняем друг дружку.

Вопрос: Как формируются ваши отношения с Хельмутом Марко, так как после катастрофы в Турции он осуждал ваши действия.
Марк Уэббер: Тогда Хельмут еще не обладал всей информацией. Он очевидно поторопился с объяснениями, однако отныне он извлек урок. На основе в Милтоне-Кинсе мы с ним это рассмотрели. Все хорошо.

Так как это он привел в команду Себастьяна, они рассказывают на одном языке, таким образом можно ждать определенную моральную поддержку. Однако я легко к данному отношусь. Однако, что же касается Хельмута, – его помощь крайне помогла всей команде, в том числе мне.

Вообще, то, что случилось с нами – это потрясающая история, и очень многие команды способны многое сдать – только бы очутиться на нашем месте! Тем не менее, как я заявлял, положение было не из хороших. Ты не хочешь ни с кем сталкиваться, особенно, – с партнером. По меньшей мере, это опасно сходом. Сражаться с другом по команде за первенство в автогонке и первенстве всегда непросто, – однако в тот день картина была как раз такой.

Вопрос: Есть определенная неопределенность: в Турции вас просили перевести мотор в облегченный порядок, либо нет?
Марк Уэббер: Нет никакой неясности. Все очень просто. Я переместил мотор в данный порядок, поскольку мог беречь горючее. Я спросил, как обстоят дела с горючим у Себастьяна. Мне незачем были какие-то особенные разъяснения, так как я понимал, что он серьезно меня преследует.

Он смог сэкономить незначительно бензина, когда он был в аэродинамическом «ранце», таким образом мог проехать еще несколько сфер на более насыщенной примеси. Мы сражались, а что случилось затем, известно. Все приключилось за каких-либо 70 сек…

Вопрос: И вы не скрываете никаких плохих эмоций?
Марк Уэббер: Я в порядке, совершенно безмятежен. Все в прошлом, и я приготовляюсь к еще одному уик-энду. Хочется скорее прийти на автотрассу.

Вопрос: Как отозвался на это Дитрих Матешиц? Был ли он безмятежен?
Марк Уэббер: Не понимаю, был ли он безмятежен, однако во вторник, когда я пришел домой, у нас прошел вполне положительный мобильный диалог. Как обычно, он разговаривал со мною крайне благожелательно, – и это вторая из причин, отчего я доверяю в данную команду. Конечно, у Дитриха было и собственное соображение, однако мне это вполне организует.

Вопрос: Когда вы подписывали обновленный договор, вы настаивали на том, чтобы у пилотов был равновеликий статус? Вам были предоставлены какие-то обещания?
Марк Уэббер: В моих договорах с первого дня работы в Red Bull Racing ничего не изменялось. С договорами все в порядке. В данной ступени карьеры я бы не стал оставаться в команде еще на год, если б не не сомневался, что приму правильный договор.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *